Сентябрь
Пн   6 13 20 27
Вт   7 14 21 28
Ср 1 8 15 22 29
Чт 2 9 16 23 30
Пт 3 10 17 24  
Сб 4 11 18 25  
Вс 5 12 19 26  








Реконструкция декорации

Комитет гражданских инициатив (КГИ) Алексея Кудрина опубликовал свои предложения по совершенствованию работы Общественной палаты РФ (ОП), которые призваны превратить ее из декоративной детали в действующий инструмент общественного контроля и влияния на власть.

В ходе опроса 140 экспертов (политологов, членов ОП прошлого созыва, руководителей НКО), проведенного в конце 2016 г. – начале 2017 г., 81,8% опрошенных оценили эффективность палаты от 1 до 5 баллов по 10-балльной шкале и лишь 18,6% – выше 5 баллов. Еще хуже эксперты оценили представительство палатой интересов гражданского общества; больше половины опрошенных не смогли назвать ни одного члена ОП, который представлял бы интересы сектора, в котором они работают.

Идея создания новой структуры появилась осенью 2004 г., вскоре после бесланских событий. ОП замышлялась как имитация, способная отвлечь внимание граждан от лишения их реальных механизмов политического влияния – отмены выборов губернаторов и депутатов по одномандатным округам, полагает политолог Михаил Виноградов. В отличие от европейских прототипов (например, французского Экономического и социального совета) ОП не имела полномочий отбраковки плохих законов, ее рекомендации не были обязательными для депутатов и чиновников. Она формировалась не снизу, а сверху: 42 человека, назначенных президентом, выбирали столько же известных людей, которые вместе выбирали оставшихся членов из числа видных общественников из регионов. Присутствие ярких личностей (адвокат Генри Резник, врач Леонид Рошаль, журналист Николай Сванидзе) и отдельные попытки ее членов защитить граждан от произвола мало меняли ситуацию.